Персона Евгений Барсов: Поддержки бизнеса нет!

Евгений Барсов: Поддержки бизнеса нет!

02.03.2021

25 декабря 2020 года депутат VI созыва Сургутской городской думы Евгений Барсов подал заявление на участие в конкурсе на должность главы города. Евгений Вячеславович убежден: перфекционизм и стремление к совершенству — это неплохо, а бизнес в условиях затянувшегося экономического кризиса должен помогать себе сам.

Евгений Вячеславович, на протяжении 23 лет вы занимаете должность генерального директора «Сургустройтрест». Как все начиналось?

Все началось еще в 1989 году, когда я основал кооператив «100 услуг» в 1989 году. Фактически из этого кооператива и вырос «СургутСтройТрест», который был зарегистрирован позднее, в 1997-м. Могу сказать, что всё было создано с нуля. С одного сварочного аппарата, с одного вагончика... Абсолютно всё. В результате сформировалась компания, штат которой в разное время достигал 2−3 тысяч человек.

Какое из достижений этого периода вы можете особо отметить? Быть может, есть тот самый проект, который важен не только для всего города, но и лично для вас?

Каждый проект, каждый дом, который сдаешь, — к нему относишься очень серьезно, скажем так — прикипаешь. Представьте: на этом месте не было ничего. Потом пришли мы, заложили свайно-ростверковый фундамент. Возвели первый этаж, второй, десятый. Во время реализации ты приходишь на объект, каждый день на все смотришь. Запоминаешь каждую сложность, каждую неудачу — например, здесь кто-то палец себе повредил, случился скандал. И к этому дому привязываешь весь момент, определенный этап своей жизни. Поэтому каждый дом для меня — это своеобразный пазл. Как пиксель в телевизоре. 

Все строения, которыми я занимался, проекты, в которых принимал участие, — всё это в первую очередь про людей, про работу команды. В советское время я был электросварщиком, все делал своими руками. Сургутская травматологическая клиническая больница была построена мной с нуля. Забили свайное поле, я пришел  электросварщиком, стал варить каркасы, занялся ростверками, каменщики приступили к кладке. Все лестницы травматологии сделал я, своими руками. 42 года я живу в Сургуте, и все 42 года занимаюсь стройкой. Начиная с совсем юного 19-летнего пацана.

Если говорить в целом, то строительство сегодня, на ваш взгляд, прибыльный бизнес?

В первую очередь строительство — это самый крутой бизнес, который есть. Вообще в мире. Вы знаете, что такое стройка? Человек  при царе жил, уже тогда необходимо было строить дома. Колхозники и селяне возводили себе дома, потом стали строить дворцы. Сколько стоит построить современный дом? Дорого. Это очень классный бизнес, но в нашей стране существуют свои подводные камни.

Конечно, девелопмент — история маржинальная. Но смотря в каких условиях — условия бывают разные. Можно такой контракт заключить, где маржи никогда не будет. Существуют различные конкурсные системы, цель которых — выход хотя бы на нулевую маржу. Это такое сложное дело. Ведь внутри себя источники изыскать очень трудно, особенно в наше непростое время. Для государства, возможно, это всегда прибыльная история. А для человека, у которого в запасе небольшой административный ресурс, это очень трудно.

Тема умных городов и их создания (от умных домов и офисов до целых жилых кварталов) как никогда актуальна. О повсеместной цифровизации нашего быта говорят на всех архитектурных и бизнес-площадках, форумах, научных конференциях. Как скоро Россия придет к городам будущего? И насколько тема умного дома может быть актуальна в условиях кризиса и повсеместного снижения покупательской способности?

Ваш вопрос для меня звучит как фантастика. Почему? Потому что, за то время, что прошло начиная с распада СССР до сегодняшнего момента, ничего практически в глобальном плане не изменилось. Конечно, мы теперь имеем представление о том, что нас ждет в будущем. Что повсеместная цифровизация и так называемая умная среда — она очень близко. Произойдет это через пятнадцать лет или 30 — мы не знаем. На мой взгляд, понадобится около 30 лет.


ЕСЛИ ЗАТРАТИТЬ НА ОПРЕДЕЛЕННЫЙ ГОРОД СУПЕРКОЛОССАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ, МОЖНО И СЕГОДНЯ СОЗДАТЬ УМНЫЙ ГОРОД С ПОЛНЫМ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ ОСНАЩЕНИЕМ.


Если затратить на определенный город суперколоссальный бюджет, можно и сегодня создать умный город с полным технологическим оснащением.

То есть умные дома и умные кварталы — далекая история для нас всех?

Нет, не далекая. Все это будет у нас уже очень скоро. Уже существуют автомобили с искусственным интеллектом и приборы бытовой техники, которыми можно управлять при помощи смартфонов. Но эта история далека от нас в финансовом плане. Денег на это нет. О чем здесь вообще говорить, если мы не можем разобраться со всевозможными многотысячными очередями на субсидии и льготы из малоимущих пенсионеров.

Всему виной затянувшийся экономический кризис?

В том числе. Экономический кризис, который сейчас охватил весь мир, может существенно затормозить этот процесс. Но я думаю, что мы на так называемую соху с конем — когда нужно пахать землю и сеять хлеб — естественно, не вернемся. 

У нас затяжной экономический кризис уже сколько лет длится? С 2008 года. Двенадцать лет. Экономический кризис — это вся наша жизнь. Мы живем в кризисе. И вы говорите «затяжной экономический кризис», рассчитывая или предполагая то, что, возможно, кризис кончится. Он начался когда-то (у нас были когда-то хорошие времена), и он когда-то закончится. Так вот что могу сказать: пока что я не вижу, когда же это произойдет.

Что вы можете сказать о законодательстве, которое регулирует привлечение денежных средств участников долевого строительства? Не секрет, что оно постоянно ужесточается. Взять хотя бы относительно недавно внесенные изменения в ФЗ № 214 от 30.12.2004. Многие представители бизнеса восприняли это как палки в колеса.

Мое мнение очень простое. Всё это нередко приводит к коррупции — к глобальной коррупции.

Чем больше так называемых «от административного сектора», тем больше коррупции возникает в натуральном виде. Они хотят добиться, чтобы была единая система. «Мы чиновники, мы блатные, а вы строители — мы должны срастись в одну связку. Вы будете получать все подряды, а мы будем  получать от вас откаты». Вот и всё. Недобросовестному чиновнику нужен откатчик, который не «сдаст» его в прокуратуру, а бизнесу нужен постоянный подрядчик, нужна прибыль.

В условиях пандемии бизнесу (в особенности малому и среднему) пришлось непросто. Сталкиваетесь ли вы в своей работе с поддержкой предпринимательства? Как можно определить, в каком объеме оказывать поддержку тому или иному предпринимателю?

Отвечу довольно жестко. О какой поддержке бизнеса мы говорим? Никакой поддержки для бизнеса сейчас нет. Бизнес загоняют под лавку — да, как мышь под лавку, веником. Для чего это делается? С полуизмученным и полуголодным проще работать.

Поддержки бизнеса нет. По крайней мере я еще не слышал ни от кого, чтобы его существенно поддержали. Да, мой знакомый получил компенсацию, но ему пришлось обойти столько инстанций и собрать такое количество документов, что он признался: «Это того не стоило». Получил около 7 тысяч рублей на одного сотрудника. У него, правда, и в штате около 30 человек, но это — другой вопрос. 

Журналистам пора начать более четко понимать, что происходит здесь и сейчас. Спускаться с небес на землю — с темы высоких технологий до насущных проблем.

Какие вопросы для вас, как для депутата, на сегодняшний день самые приоритетные?

Самые приоритетные для меня сегодня — не позволить отобрать у жителей города последнее, не дать обобрать. У жителей Сургута есть автобусный парк, есть «ГТС» (Сургутское городское муниципальное унитарной предприятие «Городские тепловые сети» — Прим. ред.) и это то, что сейчас осталось. Была электросеть, ее отобрали. Теперь монополист частный этим занимается. Тарифы поднимают — просто издеваются над горожанами. И то же самое будет с теплосетью, планируется.


НЕ ОБОШЛОСЬ БЕЗ НЕШТАТНОЙ СИТУАЦИИ: У НАС СЛУЧИЛСЯ ОТКАЗ ОДНОГО ДВИГАТЕЛЯ.


Приоритет сейчас в моей политической деятельности — не дать украсть у горожан городские тепловые сети. А их хотят отобрать за бесплатно. Отобрать и отдать двум людям, которые живут… в Австрии. Мы понимаем, что этим людям будет попросту наплевать на то, что у нас будет с городскими сетями. Это для меня сейчас самая важная политическая задача.

Конечно, есть и другие задачи. Они не глобальны для большинства, но для определенного района такие вопросы очень важны. Есть в городе участки, которые доставляют людям неудобства буквально десятки лет, на которых невозможно ни пройти, ни проехать. Проезд городской, который администрация должна отремонтировать, — подобные вещи. У меня есть  два таких места, с которыми я бьюсь-бьюсь, бьюсь-бьюсь… В масштабах города это не так важно. Но для тех, кто в этом месте живет, это важно. Вот я за них и волнуюсь. И для меня — это тоже глобально. 

Пилотажная группа «Барсы». О ней знают не только в Сургуте, но и во всей России. Прежде чем задать вопрос об истории ее создания, хочу уточнить: самолеты — ваша страсть с детства?

Да. Часто говорю, что я родился на аэродроме — ну, потому что фактически так и есть. Я родом из Туркмении. Мама — метеоролог, папа — летчик, мы жили в небольшом городке с местным аэродромом, где все жители — одна дружная семья. Я всю жизнь мечтал попробовать полетать, но думал, что не будет возможности: не проходил по зрению. Мечта осуществилась в мои 50 лет: оказывается, можно летать на личном самолете. Я купил самолет один, потом второй, потом третий, потом десятый... все свои деньги я тратил на самолеты. Поэтому у меня теперь есть самолеты, но нет денег для того, чтобы оплачивать налоги за эти самолеты. (Смеется.) Налоги — примерно 1 700 000 рублей в год. Сейчас повысили. Теперь за один самолет «Дуглас» я должен платить 600 000 в год. За один самолет! За музей! Если всё рассказывать, то это будет очень длинная и на сегодняшний день уже немного печальная история. Не унываю! Сложно унывать при поддержке членов нашей команды — моих «боевых товарищей».

Когда самолетов стало больше десяти, я принял решение о создании женской пилотажной группы.

Почему именно женской?

Потому что нет ничего подобного в мире. Мы хотим быть первыми во всем. Есть еще женские пилотажные группы в мире? Их нет.

Так была создана женская пилотажная группа «Барсы». Возглавил группу мой сын Иван, победитель различных соревнований. У меня есть младшая, 12-летняя дочь, которая тоже уже на аэродроме. Учится, занимается.

Вы открыли аэродром «Боровое»...

Важное уточнение: не открыл, а построил. Задача стояла — построить аэродром на воде. В воде! Построил. Завез туда 1 300 000 метров кубических грунта. Представляете масштаб? Это больше, чем египетские пирамиды. Затащил по болоту. Построил аэродром, построил сооружения — всё за свои деньги. И теперь у меня денег нет. Да мне донаты надо слать! (Смеется.)

Строительство аэродрома — исполнение какой-то давней вашей мечты или же вы стремились решить этим какие-то определенные задачи?

Это мечта. Мечта, которая  не приносит денег. По крайней мере на сегодняшний день.

Мы платим за самолеты налог на роскошь. А на самом деле эти самолеты служат повышению имиджа города. Для привлечения молодежи в спорт. Для развития этого спорта. Это всё работает так. А налог — на роскошь. Несправедливо.

Если ко мне сейчас придут и скажут: давай продавай нам всё — аэродром, самолеты. Что сделаю в этом случае? Я всё продам. И пойду сделаю другой аэродром, куплю другие самолеты. Потому что тут уже всё понятно. Если кто-то покупает эту историю — значит, она востребована.

Я слышала, что вы самостоятельно летали в Крым…

Нет, это слухи. Самостоятельно летал из Америки в Россию. Через океан. Не обошлось без нештатной ситуации: у нас случился отказ одного двигателя (самолет работает на двух двигателях. — Прим. ред.). На одном двигателе вернулись, нашли аэродром запасной… 40 минут на одном двигателе летели! Сели, самолет починили за 24 дня, снова полетели. Посадка была в Северной Канаде. Пролетали Гренландию, Исландию. Это было 6−7 лет назад.

Как  семья относится к вашему увлечению?

Семья у меня занимается тем же самым. Двенадцатилетняя дочь уже летала на планере, собирается продолжить обучение. Сын тоже все время в авиации. Есть еще один сын, он живет в Москве, занимается своим бизнесом. Жена, конечно, волнуется, но не сопротивляется. Она видит, что это престижно, это доставляет детям удовольствие и, самое главное, это делает человека другим. Когда человек рискует, когда занимается таким видом спорта, то у него уже другой характер, другое понимание, отношение к жизни.

Возможна ли ситуация, когда вы скажете: «Здесь я всё сделал, я себя реализовал»?

Нет. Никогда не могу себе сказать: вот тут я на 100% добился. Вы видели, мы построили школу изучения иностранных языков Bigbensurgut? Казалось бы, неплохо… но я там столько недоделок вижу. На процентов 30% еще бы ее улучшил.

Здание школы восхищает многих. Вы в какой-то степени перфекционист?

В какой-то степени — да.

Каковы были задачи уходящего 2020 года? Смогли ли вы их реализовать? 

То, что было сделано в этом году, — всё соответствует моим планам. Всё выполнено. В пределах разумного. Есть еще кое-какие моменты финансовые, которые надо было бы подтянуть, но это детали. 

Что планирую на 2021 год? Он будет посвящен избирательной кампании. Будем стараться. Мы не загадываем, но будем прилагать все усилия, чтобы остаться в политическом поле и приносить горожанам пользу.

Ваши пожелания руководителям нового поколения.

Малому и среднему бизнесу желаю только одного — терпения. Терпения! Не отчаиваться, ждать. И не только ждать, но и делать всё возможное, чтобы стало легче. Никто не поможет малому бизнесу, если он не поможет себе. И нужно понимать: перфекционизм в определенных моментах — это неплохо.



Предыдущая новость Снайпинг как образ жизни
Следующая новость 5 дорогих ошибок бизнеса, которые совершают 80% компаний

Email-рассылка

Прямая ссылка на оформление email-рассылки

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.

Новое

«Хрустальная корона Югры 2021» пройдет 10 апреля в Сургуте

Задача проекта "Хрустальная корона Югры" — показать многообразие национальных культур и традиций.
чам.jpg

Евгений Барсов: Поддержки бизнеса нет!

Евгений Вячеславович убежден: перфекционизм и стремление к совершенству — это неплохо, а бизнес в условиях затянувшегося экономического кризиса должен помогать себе сам.

5 ошибок при заказе веб-сайта, и как их избежать

Немало сложностей возникает у предпринимателей при разработке сайтов. Мы собрали пять наиболее важных и насущных проблем, с которыми сталкиваются, с одной стороны, заказчики сайтов, а с другой, конечно же, их разработчики.

Сейчас читают

«Хрустальная корона Югры 2021» пройдет 10 апреля в Сургуте

Задача проекта "Хрустальная корона Югры" — показать многообразие национальных культур и традиций.

Евгений Барсов: Поддержки бизнеса нет!

Евгений Вячеславович убежден: перфекционизм и стремление к совершенству — это неплохо, а бизнес в условиях затянувшегося экономического кризиса должен помогать себе сам.

5 ошибок при заказе веб-сайта, и как их избежать

Немало сложностей возникает у предпринимателей при разработке сайтов. Мы собрали пять наиболее важных и насущных проблем, с которыми сталкиваются, с одной стороны, заказчики сайтов, а с другой, конечно же, их разработчики.
250x220.gif


баннер 728х90_NB_октябрь 2020.jpg


В тему!
Интересное для Вас

Оглашены результаты премии «Писатель года»

Журнал National Business провел премию «Писатель года» в рамках постоянной рубрики «Книги». В премии не было жюри, всё решили голоса читателей....

«Бери Заряд!»,

В Пермь пришёл сервис «Бери Заряд!», на станциях которого можно арендовать зарядное устройство для смартфона...

Илья Волочков стал лауреатом премии «Писатель года»

В 2020 году в число номинантов премии «Писатель года» вошли лучшие книги, выпущенные российскими авторами за последние три года....